12:33 

Я написал-таки! *слезы радости*

Darling Rodion
Начать дневник с жалоб на жизнь – вот оно!(попросту потому что их накопилось слишком много, ЭТО НУЖНО КОМУ-НИБУДЬ ЗНАТЬ)
Думаю, нет ничего лучше, чем за раз устроить массовую лоботомию и себе, и дневнику, и во-о-он тому случайному прохожему.(ибо нефиг все в себе копить)

Нет, по правде все отлично. Маньяки не нападали, континенты не двигались, Этна не извергалась. Но даже извержение Этны, давным-давно погубившей целые Помпеи, просто ничто, по сравнению с тем, какие гормоны выбрасываются мне в кровь(проще говоря, что творится у меня на душе.) Кортизол зашкаливает. Норадреналин тоже.
Впрочем, количество злости у меня в крови мало кого интересует, даже меня самого.

Искать корень проблемы следует совсем в другом…

…Было это в славном июне месяце. Под узорчатой светотенью ближайшего дерева я, (герой романа, статный красавец) сфокусировав пучки злости и раздражения, золотистым глазом наблюдал за предметом своей бессильной ярости: зелено-голубые глаза, длинные ресницы, пепельные волосы, вьющиеся на концах. Я зол,рассержен – ему бы хоть бы хны.
Я сгораю под палящими лучами мозгового излучения; он щебечет и радуется.
Все чудно и прекрасно. Все залито светом утопичного вечернего солнца.
Мне хочется не то смеяться на подмостках сцены,(в лучах софитов, под гром аплодисментов) не то плакать в больнице для умалишенных.( с добрым доктором Айябрежу) Причина одна: он. Не то что бы сильно его люблю, а он не замечает(оттого и злость) и не потому что я терпеть его не могу, а он знает и нарочно меня бесит.
Мой мир не белый и не черный. Потому в нем и существует миллионы полутонов и переходом между Абсолютным Злом и Абсолютным Добром. К счастью, мне редко приходиться сталкиваться с вещами, точной эмоциональной окраски которым я дать не могу. Но если сталкиваюсь, то пожалуй, латентная моя форма шизофрении дает о себе знать целой россыпью наркоманского бреда на любой вкус и цвет, - поэты и писатели называют это «метаниями души», - включая жизнерадостное «я его убью» и заканчивая рассуждениями о природе человеческой ненависти. Мне очень трудно сказать, что мне больше хочется с ним сделать – убить лопатой или (его)дружить.

На деле я добр и лоялен; но жалеть без дела не буду. Однако, ужасных мук совести мне стоит набраться достаточной храбрости, что бы сказать (однокласснице, соседу, министру образования) какое он(а) говно. Однако, сказать говну,что оно говно – дело благое, иначе как же говно исправиться?! Он – масса далеко не серая( хочу верить в то, что говорю), совсем не men of the crowd и не Акакий Акакиевич. Он милый. Он пишет стихи. Много читает. Не быдло, как говорится. Но тут же, рядом: болтлив не в меру, придирчив, и крайне, крайне сложен для анализа. Многих моих знакомых я знаю почти досконально. Но это…ни за что не догадаешься, ей-богу. Чаще всего интеллект некоторых мои товарищей по несчастью буквально вдалбливает меня в землю: сидишь и слушаешь, боишься рот открыть, а то вдруг опозоришься? С очень немногими людьми я чувствую себя комфортно и уютно, как на залитой солнцем веранде. Чаще же всего я стою один на высокой скале среди бушующего моря и злобного, дикого ветра дующего в лицо. О скалу бьются темно-синие волны с белыми гребнями пены, будто в больные в эпилептическом припадке. Мне плохо; я один, совсем один – ни толкового словаря тебе на много миль вокруг, ни сборника стихов Ахматовой.
Я счастлив только рядом с персонами, цитатами из «Одиссеи» не говорящим, гхм.
Ибо приступов своей ничтожности по сравнению с Великими и Ужасными Начитанными Интеллектуалами мне много не вынести. Но меня, отнюдь, никто не унижает. Я тоже, знаете ли, много чего читал. Может, конечно, не библиотеку съел,(настоящий книжный червь, ага) но и не делаю круглые глаза как товарищи N. при имени Ивана Арнольдовича:
« А ет хто?»

После встряски томом «Войны и Мира»( О, проклятые книгочеи! Проклятый я!)
я ухожу с одной-единственной мыслью в голове: забиться в угол своей комнаты, и читать,читать,читать, лишь бы не позориться перед самим собой в следующий раз.

Вернемся к проблеме. Раздираемая раздорами моя (несуществующая) душа просит покоя и ясности в завтрашнем дне. Все стоит разложить по полочкам до полуночи.

Все просто: я не люблю трудных людей. Хотя нет, стойте: я не люблю трудных людей, которых не понимаю. Вот Соню я понимаю, да, понимаю. Она тебе не Ололеся с трассы, но я ее понимаю. А его не понимаю, хоть убей, и поэтому терпеть иногда не могу.
Как все оказывается просто! Гуманист во мне(добрый няша) хлопает в ладоши.
Психиатр(ужасное чудовище) стоит с фейспалмом в стороне.

Из всего из этого стоит вынести всего один урок: Будь проще, мать твоя Анархия, забей на все. Как говорится: похуйпляшем – спонсор моего хорошего настроения.



Выговорился.

@темы: "матьмояанархия!"

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Dead Silence

главная